Choragon 5000 iu от Ferring. Гонадотропин хорионический 5000 ед купить в Москве.
Культурный герой
фото предоставлено автором публикации

Петр Шереметьев: "Каждый русский, который вынужден покинуть свою родину, сохраняет любовь к ней в своих генах"

29.03.2011 | История | 

Петр Петрович, Вы человек русский, представитель старейшей дворянской династии. Жили и воспитывались не в России. Расскажите о том настоящем стержне русского человека, который остается в нем, несмотря на смену места проживания, социальное положение, статус. Расскажите о том, что выделяет именно русского человека.

– Каждый русский, который вынужден покинуть свою родину, сохраняет любовь к ней в своих генах. Я родился в Африке.

А как вы там оказались?

– Вся наша семья, а это мои дедушка, бабушка и восемь детей, были арестованы в 1917 году. Они просидели под арестом семь лет. Моему отцу во время ареста было всего 10 лет. В1924-м семья получила освобождение, а на следующий год дедушка скончался, и бабушка фиктивно вышла замуж за шведского дипломата, чтобы иметь возможность выехать из России и спасти детей. Увезла из страны всех, кроме двоих старших детей – моего дяди, который уже в то время был скрипачом в филармонии в Москве, и тети, которая была замужем за князем Голицыным. Князя отправили в Сибирь на 15 лет, где он и скончался. Он был художником. Писал замечательные картины... Бабушка поступила очень мудро, покинув Россию, потому что другого выхода просто не было. Так наша семья оказалась в Стокгольме, где бабушка Елена Богдановна развелась с фиктивным мужем, о чем было договорено заранее, и переехала во Францию, в Париж. Мой отец поступил в парижскую школу, получил бакалавриат, после чего попал в сельскохозяйственный университет в городе Рейн. После окончания (через 4 года) получил диплом и уехал в Марокко. А еще через год вернулся за своей невестой, моей будущей матерью, и снова поехал в Марокко. Несколько позже появились на свет мы четверо...

Решение родителей о переезде в эту страну свободы, голубого неба и замечательной природы украсило нашу жизнь. Хотя в эти годы была сильная жара и вспышки дизентерии, унесшие жизни моего брата-близнеца и младшей сестры. Конечно, это было громадное горе. Но в целом мы жили радостно, потому что Марокко – прекрасная страна, сказочная страна – мы там были свободны, росли, учились, работали… Марокко развивалась под протекторатом Франции. Там было много русских эмигрантов: это и Шидловские, и Комаровы, и Апраксины, и Глебовы, и Игнатьевы, и Трубецкие... Все русское общество жило дружно и красиво. Марокко было поистине дворянским гнездом. Там русские устроили село, которое называлось Устиновка, – с настоящей березовой рощей.

Петр Петрович, расскажите, пожалуйста, подробнее: как вы жили?

– Прекрасно! Создавались общества, хоры, оркестры, русские образовательные школы, школы танца, русские рестораны, устраивались балы, танцевальные вечера. Музицировали по домам, пели старинные романсы. Вокруг нас была удивительная природа, море, тонкая арабская культура и родное русское аристократическое общество. Мы с сестрой и сегодня продолжаем жить в Марокко. Мы полюбили эту страну. Она нас душевно обогатила, потому что марокканцы – образованные люди, среди них много философов, писателей, художников... Мы с ними очень дружили. Но важно к ним обращаться на арабском языке, что я и делаю, хотя моя сестра – лучше...

Можно ли назвать Марокко вашим самым любимым местом на планете?

– Я не стал бы выделять именно Марокко как самое любимое место. У меня таких мест много. Но Марокко, безусловно, для меня – родная страна.

А как вы относитесь к России и Москве?

– Любимые места – это Москва и Петербург. Я поселился в Москве 32 года назад и почти каждую неделю бываю в России.

Каждый русский, который теряет свою родину, как я, все равно страстно ее любит. Потому что воспитан в ее культуре и традициях. Меня воспитывали в уважении к своей стране, истории, несмотря на то, что в то время были большевики. Мы знали, что происходило в России, помнили о ней – это была инициатива моих родителей. Они научили меня читать, писать, говорить по-русски и ценить наши корни, которые идут с IX века от Рюриковичей. По материнской линии наш род происходит от Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, Александра Невского. Шереметьевы стали известны с XIV века.

Когда Дмитрий Донской защищал Россию от татар, при нем был сподвижник, боярин Кошка. У него было пять сыновей. Первый стал родоначальником Шереметьевых. Второй – Романовых. С тех пор мы в родстве с Романовыми, у нас есть общий предок. История моего рода по-настоящему связана с историей России. И это мне не только дорого, но и обязывает ко многому. Потому что я должен продолжать то, что создали мои предки.

А как вы продолжаете?

– В первую очередь, занимаюсь благотворительностью, развитием российской культуры за рубежом. Я возглавляю консерваторию имени С.В.Рахманинова во Франции. Она значима для всех русских, которые живут в Париже. В 1920-х годах русских беженцев в Париже оказалось 300000 человек. Они много всего создали для жизни: организации, общества, магазины, хоры, рестораны, газеты... Сейчас есть Тургеневская усадьба и русская Тургеневская библиотека, книжные магазины, десять церквей, образовательные школы, общества, специализированные магазины с русскими продуктами... Все это живет, как и раньше, только в меньшем масштабе, поскольку сейчас русских во Франции поубавилось. Но, как и раньше, все это нужно как русским, так и французам. Хотя многие русские потеряли связь со своими корнями, потеряли любовь к своей стране, не знают ее, забыли язык, православие – одним словом, офранцузились. Грустно. Даже в соборе Александра Невского в Париже в нижней церкви уже все службы проводятся на французском языке. Хорошо, что хоть верхняя часть работает на привычном для православных служений старославянском языке.

Что, на ваш взгляд, такое русский дух, загадочная русская душа?

– Душа многих русских людей, живущих во Франции, потомков аристократов и других простых людей, сильно изменилась. Люди впитали другую культуру и традиции. Но на генном уровне связь с Россией осталась, хотя жить стали иначе. Несмотря на все это, ко мне в консерваторию стало приходить еще больше людей, особенно, конечно, французы, но не только: японцы, немцы, китайцы... А она была организована в 1923 году Шаляпиным, Глазуновым, Черепниным и Гречаниновым специально для развития русской культуры и связи русских людей. Русская культура во Франции не потерялась, она живет и процветает.

А как вы оцениваете развитие русской культуры в России?

– В России очень много дворцов и усадеб Шереметьевых: Михайловское, Остафьево, Воздвиженка, Останкино, Кусково, Фонтанный дом, Странноприимный дом... Шереметьевы оставили после себя очень много доброго, они сделали неоценимый вклад в русскую культуру. Я приехал в Россию, чтобы познакомиться с родиной и наследием моих предков. Теперь продолжаю дело моей семьи и стараюсь быть полезным.

Я соучредитель трех консерваторий, это Шереметьев-центры в Иваново-Вознесенске (городе, который создали мои предки 350 лет назад), Томске и Ярославле. Я соучредитель художественной галереи в Иваново; Девичьего института, в котором 200 девушек получают правильное воспитание, обучаясь манерам и многому другому; Шереметьевского кадетского корпуса, где проходят обучение 200 юношей.. В Иваново мной организован хор под руководством Е.Н.Боброва, гастролирующий по всему миру. Я возглавляю много фондов, один из которых – фонд Боткиных... Всем этим я занимаюсь последние 32 года, с тех пор как приехал в Россию и решил продолжать здесь дело моей семьи. К тому же, я архитектор, возглавляю инвестиционное строительное французское общество, и скоро можно будет увидеть несколько готовых проектов, в том числе и новый торговый центр «Галерея Лафайет» площадью в 45000 кв.м…

Но самая крупная и самая для меня интересная обязанность – это работа в качестве президента Международного Союза Российских соотечественников живущих за рубежом. Представьте, 40000000 людей ждут поддержки и помощи. Во многих странах к русским относятся как к нежеланным людям. Например, в Прибалтике россиян называют «неграми», то есть негражданами. Дел много: нужно защищать школы, язык, право на работу и голосование... Я должен, мы должны защищать россиян, живущих в других странах мира, развивать русскую культуру, заниматься вопросами морали и нравственности. Это продолжение дела Шереметьевых, которым я занят на сто процентов и делаю это с великим удовольствием и полной бескорыстностью.

А как вы относитесь к грядущей образовательной реформе? Как это, на ваш взгляд, отразится на развитии подрастающего поколения?

– Это очень важный вопрос! Потому что душевые качества молодежи теряются. Скажем, недостаточно поддерживаются. Детей никто не обучает тому, что развивает душу. Я стараюсь повлиять на ситуацию в образовании русских детей, как могу. Пример тому – школа Курбатовых. Призываю сделать упор на нравственные ценности. Сам поддерживаю некоторые учебные заведения, приюты, примеру тому – школа №49 в Москве... Но поддержка со стороны власти пока очень слабая.

Наша страна не идет к лучшему. Это заслуга отчасти и телевидения, которое играет большую отрицательную роль в падении нравов. Показываются пошлые программы, шоу низкого уровня – все это очень опасно. Складывается впечатление, что телевидение находится в руках людей, которые хотят испортить имидж России. Но, видимо, это всем выгодно… И это очень печально!

Обратите внимание, российских детей сейчас нетолково учат. А ведь в советский период в подходе к образованию были и порядок, и жесткость. Пускай воспитывали коммунистов – это была позиция страны, дети и молодежь получали образование, направленное на достижение одной цели – построение Советского Союза, но и образование давали... А сейчас я вижу факты притеснения людей, которые пытаются дать детям настоящее, качественное, чистое образование. Все это происходит как здесь, в Москве, так и в других городах.

Складывается впечатление, что воспитание развитой личности просто не в интересах российского общего образования.

– Я бы не сказал «не в интересах», но – да, очень похоже на правду, и это страшно. Не могу вам передать, насколько тяжело видеть происходящее. Если говорить о «дореволюционной эпохе», то Шереметьевы давали качественное, правильное, культурное образование талантливым людям. Искали эти таланты, находили и выдвигали в люди.

Сегодня в России многие люди пытаются выискать в своем роду аристократические корни, создают мнимые элитные общества. Петр Петрович, расскажите о настоящей аристократии как ее прямой представитель.

– Во-первых, аристократов в России осталось очень мало. Многих из них расстреляли, как, например, моего дядю князя Голицына и моего дядю Николая Шереметьева. Остались мои двоюродные родственники Голицыны. Президент дворянского собрания – мой троюродный брат. Он по-настоящему аристократ. Часто те, кто претендует на аристократизм, на самом деле аристократами не являются. Бывает – я встречаю Шереметьевых, которые сами себя так назвали, полагая, что лучше быть Шереметьевым, чем, Попкиным. Это дико и несправедливо.

А что вы скажете об элите современного общества?

– Это другое дело. Это существует. В эту элиту входят ученые, общественные деятели, люди, достигшие успеха в разных областях... Элитное общество – это уникальная среда людей, проявивших себя наилучшим образом. В этом я убедился, когда мне вручали Нобелевскую Премию. В элиту входят поистине великие ученые, дипломаты, деятели искусства, космонавты – это замечательные люди, они – слава России. Но они не аристократы, аристократия – это другое, историческое... Были случаи, что ко мне приходили люди с просьбой подписать грамоту на княжество или графство. Я им, конечно, отказывал, поскольку единственный человек, в чьей власти это, – Государь Император. А его больше нет. Я слышал, что князь Георгий Романов этим занимается. Но он не имеет на это права. Это плохо, непорядочно и я этому возражаю.

Петр Петрович, возможно ли составить «портрет», выделить качества представителя элитного общества?

– Качественное образование и воспитание, знание языков, чувство внутреннего достоинства, нравственное отношение и уважение к себе и другим. Это основа.

Беседовала кандидат философских наук Ольга МАРКИНА 

Поделиться ссылкой:

Комментарии
Добавить комментарий
Василий Когаловский | 29.03.2011 | 23:17

Извините, конечно, но это - Шереметев без мягкого знака в фамилии. Потому что настоящий Шереметев. А Шереметьевы - незаконнорожденные, хотя именно поэтому и состоящие в фактическом родстве с графским семейством.

Ответить  
Роскультура - rus