Актуальная информация болт фундаментный гост 24379.1 80 на сайте.
Культурный герой
автор фото Шабанов Дмитрий

Владимир Тельных: «Мне нравится экспериментировать…»

«Прекрасные предметы полезны уже только тем, что они прекрасны», – говорил Оскар Уайльд. Если же полезная вещь получает еще и эстетическое содержание, она приобретает двойную ценность. В работах стильного дизайнера Владимира Тельных, востребованных как в столице, так и в области, и за границей, ведущую роль играет материал, выразительные возможности которого уже сами по себе определяют тему и характер изделия.

– Я была на вашей выставке в Государственном Российском Доме народного творчества, и меня, откровенно говоря, поразили ваши работы. От них исходило тепло. Как давно вы стали увлекаться текстилем?

– Текстилем я начал увлекаться достаточно давно. На первом этапе это был пошив какой-то одежды для себя, для своих друзей и т.д. А создание декоративных работ началось в последние пять-шесть лет. В течение этого времени я уже вплотную занимаюсь созданием каких-то образных, сюжетных композиций, используя текстильные материалы: ткани, тесьма, ленты, кружева. Где-то идут в ход бусины, фрагменты бисерного плетения или бисерной вышивки. А то, что получается в результате, и то эмоциональное восприятие, которое они оказывают на зрителей, – я думаю, что это положительно. И для меня это очень приятный факт.

– Ваши работы оформлены в виде картин. Я права?

– Первое, что бросается в глаза, то это картина в раме. Непривычно, конечно, видеть именно текстиль, именно ткань, заключенную в деревянную раму или багет, обтянутые либо тканью, либо декорированными породами дерева. А уже потом раскрывается действие, сюжетная линия, которую каждый зритель может прочувствовать в силу своих эмоциональных восприятий и интеллектуальных возможностей. Я думаю, сам процесс восприятия каждой моей работы у каждого человека разный. Ну, а создание каждой композиции имеет свою историю.

– А какие виды техник вы используете?

– Что касается техник, то это клеевые аппликации, лоскутное шитье. То есть то, что в настоящее время называется арт-текстиль – соединение текстильных материалов, тесьмы, лент, кружева и создание в моем случае полуобъемных текстильных композиций.

– К каким сюжетам вы более всего тяготеете?

– Общей темы как таковой нет. Каждая работа продиктована какими-то переживаниями, восприятием окружающей действительности. Многие имеют свою личную историю, то есть положительные или отрицательные мои переживания тоже находят выражение и воплощение в моих работах. А в целом можно сказать, что это пейзажные и даже архитектурные мотивы. Это те орнаментальные образные композиции, где используются, может быть, фантазийные, слегка придуманные, а может быть, какие-то реальные объекты, которые более художественно воплощены в моих работах.

– Символом ваших выставок стала «Улитка». Раскройте секрет, чем и какими своими качествами она обратила на себя ваше внимание?

– Одна из самых моих любимых работ – это картина из ткани, на которой изображена улитка. А в общем-то, сам образ улитки, согласно восточной философии, – это символ творчества. Поскольку я человек творческий и мое творчество находит отражение в моих работах, то образ улитки показался мне достаточно близким.

– Что диктует вам будущий сюжет? Сам материал? Или прежде рождается идея или фантазия, а затем происходит их воплощение? Или по-разному?

– Процесс создания каждой работы совершенно индивидуален и неповторим. Мне бывает порой достаточно увидеть кусочек ткани в магазине или остатки, которые затерялись где-то у меня в узлах, и они сразу диктуют образ. Бывают даже такие случаи, правда редкие, когда даже увиденный кусочек дерева или обрезок багета, их цветовое решение, фактура или текстурные рисунки, тоже рождают образ. То есть четкого алгоритма нет. Я думаю, его нет ни у кого. Ни у художников, работающих в живописи или графике, ни у прикладников. Но по большому счету материал диктует и форму, и колористическую гамму. Я в своем творчестве стараюсь больше работать с фактурой и строю свои орнаментальные сюжетные композиции на сочетании различных текстильных фактур. Это может быть и лен с его грубоватым плетением, передающий фактуру не совсем рафинированного материала. Это могут быть и ситцевые ткани, то есть какие-то набивные рисунки, которые также отражают народность. Вместе с тем я люблю работать и с современными материалами. Дело в том, что современная текстильная индустрия, можно сказать, творит чудеса. Это фантастические, прямо-таки космические технологии, которые даже, может быть, не всегда выглядят тканью. Они позволяют создавать новые фактуры и образы. То есть эти ткани предполагают решение совершенно другого направления. И вот этот элемент новизны я также с удовольствием применяю и использую в своих работах.

– А не случится ли так, что эта новизна вытеснит народный исток, который и является основой ваших работ?

– Я думаю, нет. Если корректно и умело сочетать народные традиции и элементы новизны, то это скорее разнообразит технику лоскутного шитья. Я стараюсь работать в новых направлениях, не забывая, конечно о традиционном шитье. Мне нравится экспериментировать. Я считаю, что развитие должно быть. Народные традиции остаются народными. И то, как делали наши бабушки, прабабушки, естественно, ценно и важно для нас. При этом время не стоит на месте. Мы движемся вперед.

– Работы на выставке были рассчитаны исключительно для показа зрителям или это была выставка-продажа?

– Я особо не задумывался о продаже своих работ в данном проекте, хотя были вопросы по поводу их приобретения.

– Легко расстаетесь с работами?

– Нет. Мои работы на сегодняшний день не имеют повторений, кроме одной. Лично для меня процесс создания одной композиции довольно сложный и долгий, 95% это шитье. Какие-то основные большие детали стачиваются при помощи швейной машины, но весь декор, который дополняет каждую работу, выполняется исключительно вручную. То есть, можно сказать, что каждая работа полита капельками крови, потому что очень часто иголкой ранишь пальцы.

– Кстати, у портных есть примета: если во время шитья иголкой поранил палец, то работа точно понравится.

– Я надеюсь, что они нравятся. И на своих выставках я всегда говорю, что, если в памяти у тех, кто посещает мои экспозиции, останется хотя бы одна из моих работ, то я буду очень рад, поскольку для художника это на самом деле очень важно.

– Владимир, поскольку вы продолжили творческую судьбу своего отца Анатолия Ивановича Тельных, более того, и бабушка, и дедушка ваши были людьми, работавшими в этом направлении, то можно сказать, что вы – представитель семейной династии мастеров декоративно-прикладного искусства.

– Дело в том, что по папиной линии у меня и прадед, и бабушка были портными в свое время. Я даже помню такой момент, как прадед, а он прошел всю войну, привез трофейный подарок своей дочери – швейную машину «Zinger» на литом красивом чугунном станке. Она сохранилось до сих пор. Эта швейная машина остается у меня как один из тех немногих фрагментов памяти, который остались в таком материальном смысле. А изначально отец все-таки привил любовь к творчеству. Ремесленные навыки у меня появились именно по работе с деревом. Резьбой по дереву в кружке отца по декоративному искусству я занимался с пятого класса, и в кружке постигал основы резьбы по дереву. Затем это нашло отражение в каких-то орнаментальных композициях, декоративных настенных панно в виде подсвечников, утвари и т.д. А в дальнейшем, поступив на художественно-графический факультет нашего Курского педагогического университета, я успешно его закончил, и после работал на кафедре дизайна этого ВУЗа, где преподавал тоже резьбу по дереву и конструирование мебели. А в настоящее время я – свободный художник.

– Вас радует свободный полет?

– Вы знаете, если возвращаться к прошлому и вспоминать годы преподавания, то больше всего огорчает отсутствие возможности общения со студентами, поскольку эти творческие молодые энергичные люди всегда заряжали и заряжают до сих пор своей положительной энергией, а именно – энергией творческой, новаторской. Но до сих пор, даже не преподавая сейчас на художественно-графическом факультете, я остаюсь другом семьи, что ли, и до сих пор участвую во всех мероприятиях нашего любимого худграфа.

– Мне кажется, что с преподавательской деятельностью вы не расстаетесь. Вы даете мастер-классы. Более того, и на вашем сайте вы проводите мастер-классы по декору интерьера, а в наше меркантильное время, замечу, не каждый согласится поделиться своими секретами и фантазиями.

– Наверное, это идет от семейного воспитания. Мои родители научили меня не отказывать людям в помощи. И, если это по моим силам и средствам, нельзя этого не делать. Я считаю, что, если у меня есть возможность, есть какие-то знания, которыми я могу поделиться с большой аудиторией, почему бы нет? Тем более, мне кажется, на сегодня все это доступно. Ну, не я, так кто-то другой. Огромное количество информации, литературы, Интернет. Если покопаться, то можно найти все, потратив, может быть, больше времени. Ну, а мне это прежде всего доставляет удовольствие. Это радость, опять же, общение, пусть не непосредственный личный контакт, но общение. Причем я знаю отзывы людей, которые пользуются моими советами, если они даже привносят что-то свое в создание каких-то интерьерных мелочей. Все это безумно приятно. Я думаю, что это не напрасно.

– А если бы вам предложили вести кружок в Доме народного творчества, хотя бы там, где вы живете, – в Курске, и передать свой опыт подрастающему поколению, тем самым, в детях развивая любовь к народному творчеству, – согласились бы?

– Возможно, в будущем я такой вопрос и приму к рассмотрению, но сейчас я еще не готов осознанно заниматься преподавательской деятельностью.

– Сколько времени в среднем уходит на одну работу?

– Это зависит от настроения, от какого-то творческого вдохновения, но, в общем-то, в пределах двух недель–месяца.

– Диапазон ваших взглядов и интересов достаточно широк, вплоть до ландшафтного дизайна. Вы увлечены флористикой и художественной фотографией, занимаетесь даже дизайном костюма, причем в сшитых вами свадебных платьях немало девушек шли под венец.

– Создание авторской одежды – одна из линий моего творчества. Можно сказать, не только невесты, но и многие девушки, окончив школу, отплясали выпускные балы в моих платьях. Многие танцевальные и вокальные группы, а также участницы конкурсов красоты российского значения в костюмах, придуманных и изготовленных мной, состоялись с положительными результатами. В линии одежды мне интересны авторские задумки, то есть не повседневная одежда, хотя с нее я и начинал свое швейное мастерство, и должен сказать, что какой-то процент одежды изготавливается мною для себя и для моих родственников и друзей по сей день. Создание авторских вещей требует очень сложного, детального решения, умения прочувствовать и сохранить стиль одежды. И вот еще о чем мне хотелось бы сказать. Пошивом одежды я стал заниматься в 12 лет, а в пору моего детства подобное занятие считалось довольно постыдным для молодого человека. Долгое время я скрывал свое увлечение, вплоть до последнего курса университета. В настоящее время я им очень горжусь.

Виола СТЕПАНЯНЦ 

Поделиться ссылкой:

Роскультура - rus