Поздравления родителям 1 годик мальчику http://vlio.ru/birthday/1god/ . Отдых и обучение: летний лагерь с английским языком для детей и подростков.
Культурный герой
фото предоставлено автором публикации

Михаил Каабак о проекте "Хочу быть!" и помощи детям

07.11.2011 | Детям | 

Ежегодно в отделении трансплантации почки РНЦХ им. Б.В.Петровского РАМН проводится около 60 операций по трансплантации почки, в трети случаев пациенты – дети от года до восемнадцати лет. Не потому, что количество детей, которым показана трансплантация, в нашей стране так невелико, а потому, что существует масса стереотипов, связанных с таким лечением, – заблуждений, ценой которых порой становится жизнь. Благотворительный фотопроект «Хочу быть!» – еще одна попытка привлечь внимание общественности к этой проблеме. Десять профессий, десять красочных фотографий, на которых воплощены мечты главных героев акции – ребят от трех до двенадцати лет, в разное время перенесших пересадку почки. Подробнее об этой благотворительной акции нам рассказали доктор медицинских наук, профессор Михаил Михайлович Каабак, заведующий отделением трансплантации почки РНЦХ РАМН, и фотограф Натали Вайн, воплотившая идею в жизнь.

– Михаил Михайлович, кто инициировал этот проект и в чем, собственно, его суть?

– Основная цель проекта – способствовать развитию трансплантации органов детям. В России эта тема связана с массой слухов и абсолютно недостоверных сведений о похищенных детях, у которых вырезают органы для трансплантации, продают их и так далее. Правоохранительные органы регулярно устраивают провокации с целью выявить людей, желающих продать своих детей на органы, – и это нетрудно, выявить таких людей.

Мы же хотели уйти от этого – от этой стороны проблемы, которая, безусловно, будоражит общество больше, чем то, что хотим показать мы. А мы хотим показать, что, несмотря на все трудности, дети после трансплантации органов не просто выживают, но еще и хотят кем-то стать в будущем, вести нормальную взрослую жизнь. А вот то, что наше общество думает про трансплантацию, им несколько мешает. Не забывайте, ребенок после трансплантации – это не здоровый ребенок: у него все хорошо с органами, но он нуждается в уходе специалистов. А многие дети стесняются, предположим, сказать у себя в городе, что у него пересажен какой-то орган, потому что на него будут показывать пальцем и спрашивать, а у кого вы его купили или где вы его украли... В общем, недомыслие вместо нормального цивилизованного общества.

Главная задача проекта – сместить акценты с вот такой, негативной стороны, в другую – правильную, нормальную. То есть не показывать врачей-героев, которые совершают какие-то сумасшедшие операции, тем более что они вовсе не сумасшедшие, а встать на место пациента, у которого все страхи и ужасы, связанные с близкой смертью, уже позади, но впереди – неясное будущее: общество им не интересуется, а он этого общества боится. Вот в чем и состоит, собственно, идея.

– … которая нашла отражение и в жизнеутверждающем названии проекта – «Хочу быть!»

– Это отражено и в названии, и в самом содержании проекта: фотографии детей, но не стандартные снимки, как на паспорт, а художественные, в которых и автор, и участники проекта выражают свою устремленность в будущее и мечты об этом будущем.

– А почему была выбрана именно такая реализация – фотографическая?

__________.jpg– Что было под рукой, то и использовали. Появился бы режиссер в нашем поле зрения – было бы кино. А так – получилась фотография, потому что нашелся человек, способный воплотить идею именно так. Лаконично, необычно, относительно бюджетно. И, вероятно, эффективно, потому что сценарий самой выставки – это некое светское мероприятие, где несколько десятков человек смотрят на эти фотографии, а главное – общаются друг с другом. Если бы это был фильм, который надо смотреть, ни о каком общении речи бы не было. Отчасти из-за этого и был выбран именно формат фотовыставки.

– Когда шла речь о работе над проектом с фотографом, обсуждались ли какие-нибудь тонкости общения с главными героями – самими детьми? Ведь вы отметили, что им нужна реабилитация, и психологическая в том числе…

– Обсуждали, обязательно. Но старались не акцентировать внимание на их болезни, потому что все они хотят чувствовать себя здоровыми, не зацикливаться на своем недуге. И действительно, мы хотели сориентировать фотографа так, чтобы она концентрировала свое внимание на образе ребенка, на его мечте, а не на том, что он перенес операцию. Не на том, как было тяжело, а на том, как хорошо сейчас. Для самих ребят это было развлечением: они собирали реквизит для съемки – мамины туфли, старый дедушкин китель; с одним мальчиком приехал папа, потому что мальчик у нас был в образе президента, и ему нужна была «свита», а папа был в роли телохранителя. Для них это была игра.

– А с кем еще вы работали в ходе подготовки этого проекта?

– Благотворительный фонд «АиФ – Доброе сердце», с которым мы работаем уже давно, на протяжении последних пяти лет. Фонд помогает детям нашего отделения элементарно добраться к нам из глубинки, он помогает детям после операции приезжать к нам на очередные контрольные приемы, приобретает лекарства, одежду, еще какие-то необходимые предметы для наших маленьких пациентов. И помогает взрослым людям, что тоже очень ценно, потому что многие благотворительные фонды работают только с детьми.

– Каким образом все это будет выглядеть в итоге? Вот, отснята серия фотографий. Что дальше?

– Это будет фотовыставка. Мы надеемся, что удастся привлечь внимание Российской академии медицинских наук к этому проекту, поскольку наше учреждение имеет к ней самое непосредственное отношение. В зависимости от того, где в итоге будет решено провести это мероприятие – вопрос с местом еще открыт, посмотреть на эти фотографии и принять участие в благотворительной акции сможет любой желающий. Надеемся, что и продлится выставка не один день.

– Есть какие-то еще идеи – как в таком творческом ключе привлечь внимание к проблемам детского здоровья?

– Хочется надеяться, что они будут, потому что очень сложно на фоне общей занятости, и хирургической работы, и массы дел в отделении – как-то «всплывать» на поверхность и что-то ловить, чтобы идея жила вовне и не ограничивалась больницей. Поэтому очень надеемся, что будут новые идеи и новые проекты.

– Натали, вы – популярный фотограф, работаете со знаменитостями, делаете серии детских фотографий. Как вы восприняли идею поработать в благотворительном проекте?

– Во-первых, для художника интересна любая выставка. Во-вторых, не стояло даже вопроса – участвовать или нет: появилась идея, глаза загорелись – и начали работать.

– А до этого вы сталкивались с подобными проектами?

– Нет, с благотворительной работой я прежде не имела дела. Были выставки, разумеется, но той фотографии, которой я занимаюсь обычно – глянцевой. В том числе, поэтому я и решила участвовать в этом проекте. Вообще, я считаю, что это необходимо – любому человеку совершать что-то в целях благотворительных.

– Согласно сценарию, в съемке были задействованы десять ребят, для каждого из которых была придумана своя история. А вот как появились эти образы?

– Сначала, конечно, появилась концепция: сделать выставку, чтобы привлечь внимание к проблеме трансплантации органов у детей. Потом уже родилась сама идея – собственно, как можно привлечь это внимание, как сказать, что эта проблема есть, и как ее «подать». Чего-то устрашающего делать не хотелось, хотелось сделать именно красивую, яркую картинку, вызывающую самые положительные эмоции. Так и появился проект «Хочу быть!» – не в смысле подольше просуществовать, а именно состояться в жизни, что-то сделать. Концепция, надо сказать, родилась очень быстро, буквально в ночь. Когда живешь чем-то, оно в голове постоянно крутится – и на бумаге воплощается сразу, уже представляешь ракурсы, эмоции. Так, как будет на фотографии.

Дальше – просто. Придумали десять образов, десять персонажей – мальчики и девочки. Есть, например, образ мамы, образ военного, президента, образ врача – как же без него. Есть архитектор, актриса, художница, шоколатье, пекарь…

– А как сами дети участвовали в процессе съемки?

– Вся съемка проходила очень весело, очень легко. Дети сами привносили свои, неповторимые эмоции в каждый образ. Вот, например, у нас была девочка-художница – озорная, яркая; мальчик-президент, наоборот, – серьезный, сдержанный. Мальчик в роли военного заслужил аплодисменты всей съемочной группы – настолько трогательным он был в своем образе. Никто не стеснялся – обычные, нормальные дети, ничем не отличающиеся от любых других детей, которых я когда-либо снимала.

– Кто-то из литераторов сказал, что писать для детей нужно так же, как для взрослых, только лучше. А вот применительно к фотографии – как нужно детей фотографировать?

– Конечно, есть своя специфика. Если взрослому можно давать четкие указания, как-то высказывать свои требования, не объясняя особенно, что в это время должно происходить у человека внутри, какие должны быть мысли и настроения; то с ребенком – наоборот, с ним нужно играть. Например, мы фотографировали мальчика-архитектора. Ребенок снимается редко и, понятно, момент зажатости присутствовал: вокруг много людей, все на него смотрят, со всех сторон на него направлен свет… Мы с ним начинаем играть. Задаю элементарный вопрос: «Вот подумай, представь, какой дом ты бы построил маме?» И все – у ребенка сразу появляются эмоции, он включается изнутри, перед вами – настоящий маленький архитектор.

Или вот была совсем маленькая девочка – в роли актрисы. Но там сам ребенок настолько живой – в ней заложен артистизм, и она на самом деле хочет быть артисткой или телеведущей. Там все было просто – нужный кадр получился легко.

Дети приезжали с родителями, и кто-то из взрослых участвовал в процессе, если было нужно, – например, отвлечь ребенка на себя, если по замыслу картинки он не должен смотреть прямо в камеру. Вот таков секрет мастерства при работе с детьми...

Темп съемки был очень высокий: за десять часов мы сняли десятерых детей, с условием, что каждой съемке предшествовал процесс подготовки, смена декораций… Например, для художницы мы сделали задний план в виде холста, испачканного разноцветными отпечатками детских ладоней. А для архитектора мы выстраивали целый город из кубиков – тоже трудоемкий был процесс... Но очень веселый.

– А было заметно, что эти ребята не так давно перенесли довольно сложные операции? Даже не в физическом плане, а по настроению?..

– Совсем нет. Если честно, я готовилась к этому, понимая, что у нас будут дети непростые. Было даже какое-то переживание внутри, чтобы лишний раз ребенка не задеть как-нибудь, не травмировать… На деле же получилось все настолько просто, настолько легко... Наоборот, многие из них даже более открыты и отзывчивы, чем обычные дети. И уж точно более исполнительны.

Мне хочется, чтобы у них было все, как в глянце. Знаете же, что, если думать о плохом, оно приходит. А хочется думать о хорошем – показать вот такую идеальную, безболезненную, беззаботную картинку. И пусть так и будет дальше, пусть они не болеют. Когда мы прощались с ребятами по окончании съемок, я всем им пожелала именно большого-пребольшого здоровья. Самое главное, что все они действительно хотят быть, они нацелены в будущее. Надеюсь, нам удалось это показать.

Мы уверены в успехе этого проекта и приглашаем всех желающих принять в нем участие. Подробнее о дате и месте проведения фотовыставки «Хочу быть!» можно узнать на сайте org.

Выставка откроется 10 ноября в 18.00 в пресс-центре ИД «Аргументы и факты», по адресу г. Москва, ул. Мясницкая, д. 42 

Поделиться ссылкой:

Роскультура - rus