Работа в челябинске вакансии работа в челябинской vk.com/chelyabinsk.rabota.vakansii.
Культурная мозаика

История песни: «Дорогие мои старики»

16.01.2012 | Музыка | 

Не так много на нашей эстраде песен, посвященных самому сокровенному – родителям. Да нет их совсем! Кроме одной, и самой известной – «Дорогие мои старики» Игоря Саруханова и Симона Осиашвили.

Игорь Саруханов признается, что с песней «Дорогие мои старики» ему просто повезло. «Однажды приехал ко мне домой Симон Осиашвили, – говорит Игорь, – и привез с собой пачку стихов. Не поленился добраться в Братцево, где я тогда снимал квартиру, хотя куда проще было бы заехать к какому-нибудь другому композитору, живущему в центре. Вот это и называется везением». Текст «Стариков» лежал первым, сверху пачки. Саруханов прочитал его и прямо на глазах поэта написал музыку. Музыкант говорит: «Я играл, пел и никак не мог допеть, потому что от слез перехватывало горло…»

В те дни папа Игоря лежал в больнице… Он очень любил своих родителей, а они – его. «Вы не представляете, как они радовались за меня, как гордились моими успехами, популярностью, – признается Саруханов. – Мама могла как рефрен восторженно повторять: «Это мой сын поет!» Тысячи зрителей стали свидетелями концерта во Дворце спорта «Динамо», где отмечали 10-летие творческой деятельности Саруханова. Звучит песня «Дорогие мои старики», и луч прожектора освещает ложу, где сидят родители Игоря. Зал встает. У всех на глазах слезы. Фурор!

А ведь буквально несколькими годами раньше родители Саруханова совсем не верили в то, что эстрадная карьера сына сложится. Мама – учитель и папа – научный работник – хотели, чтобы Игорь крепко стоял на ногах, окончил солидный вуз. А тот всегда был самозабвенно увлечен музыкой, не мог без нее жить. Конечно, он мечтал профессионально учиться, поступить в Гнесинское училище. У него куча рекомендаций, ему буквально сулят блестящую карьеру… А на вступительных экзаменах ему поставили… «неуд». Известная и печальная история – проходные баллы получили «блатные», те, за кого попросили, или кто заранее подсуетился и заплатил… Для Игоря это было удар, он крепко обиделся и назло всем пошел работать лаборантом в какой-то «почтовый ящик». На следующий год папа буквально впихнул его в технический вуз. Кое-как Игорь год там отучился, но больше выдержать это мучение не смог и с вузом распрощался, тем самым сильно обидев отца.

Отец спросил: «Что будешь делать?» – «Займусь эстрадной музыкой. А пока пойду в армию». Папа – в шоке, мама – почти в обмороке. Очнувшись, бежит на третий этаж к соседям – Владимиру Андреевичу и Евдокии Петровне: «Дуся, Володя, помогайте! Игорь идет в армию! Вова, ты же в Ансамбле песни и пляски? Устрой и его, пожалуйста, в какую-нибудь музыкальную часть». Владимир Андреевич кому-то звонит, а этот «кто-то» оказывается Петром Михайловичем Шаболтаем, будущим директором Кремлевского дворца, – а тогда он был старшиной и правой рукой художественного руководителя ансамбля Сурена Исааковича Баблоева. И он говорит маме: «Роза Ашотовна, сейчас вашего сына прослушают, и если он подходит, мы его возьмем, а вы больше ни о чем не волнуйтесь». Прослушивал Игоря Александр Слизунов – музыкант из его самой любимой группы «Цветы». Молодой человек потрясен! Его, конечно, зачислили. Потом там же он увидел своего кумира Стаса Намина, который приезжал навещать своих друзей, и совсем обалдел от счастья...

После демобилизации по рекомендации по того же Слизунова Саруханову удалось попасть в ансамбль «Синяя птица» и проработать там полгода. По словам Игоря, гордился он дико и все никак не мог поверить своему счастью. Так же, как потом долго не верил в то, что его взяли в группу «Цветы». Четыре года выходил с ребятами на сцену и все не верил в реальность происходившего. Потом, правда, нарушив все планы Стаса Намина, Игорь с коллегами самостоятельно создал группу «Круг», которая, кстати, пела очень удачные песни. Достаточно вспомнить «Каракум», «Позади крутой поворот»… Тогда со Стасом у Саруханова, разумеется, получился конфликт. Только много лет спустя Игорь извинился перед ним, и тот сказал: «Ладно, все забыто. Мой дом – опять твой дом», за что Саруханов ему очень благодарен…

Симон Осиашвили – программист из большого вычислительного центра – крепко стоял на ногах, хорошо зарабатывал и, в общем, был твердо уверен в своей судьбе. До того момента как однажды прочитал в журнале «Юность» повесть актера «Таганки» Вениамина Смехова «Служенье муз не терпит суеты». И в этой повести были процитированы стихи безымянного автора – те самые, что через несколько лет Татьяна и Сергей Никитины положат на музыку. Так вот, прочитав это стихотворение «Под музыку Вивальди», Осиашвили, по его собственному признанию, просто сошел с ума. Он без конца повторял про себя строки, а через некоторое время вдруг обнаружил, что бормочет уже другие слова – те, которые сочинил он сам! «Вот это новость! Он ведь до этого стихов никогда не писал. А тут на тебе, взрослый положительный человек с серьезной профессией вдруг занялся таким эфемерным делом. Но Симону было не смешно. Потому что несколько месяцев спустя выяснилось, что он просто не может без этого жить.

И тогда Симон Осиашвили выдержал сложнейший конкурс и поступил в Литературный институт имени Горького. А перед первым сентября его все же одолели сомненья – надо ли ему все это. Ведь уже не мальчик, двадцать шесть, и придется бросить налаженную жизнь, работу, жилье, и отправится в путь, полный неизвестности. Вот здесь решительно выступил отец Симона, который сказал сыну, что ему дан шанс круто изменить свою судьбу, попробовать жить совсем другой, возможно, более яркой жизнью – и если он упустит эту возможность, то никогда себе этого не простит. После окончания Литинститута начинающему поэту пришлось несладко. Он рассылал известным композиторам-песенникам свои стихи, но ответ – если он был – был отрицательным. Один из респондентов, отказавших Осиашвили, был Марк Минков. Но через несколько лет – когда уже появились и «Дорогие мои старики», и «Колодец», и «Зимний сад», в квартире поэта раздался телефонный звонок. Звонил Марк Минков и предлагал сотрудничество!

Как говорит Осиашвили, иногда на сочинение текста тратится ровно столько времени, сколько нужно чтобы записать его на бумаге. Так, в частности, было с «Дорогими моими стариками». Поэт вспоминает: «У меня не было в голове ничего, я просто написал строчку «Постарели мои старики…» и, не отрываясь от листа, дописал эти стихи до конца, как будто кто-то их мне надиктовал. Причем, сидел я на обшарпанной тумбочке в полуразвалившейся кухне – своего жилья у меня тогда не было, и приходилось снимать угол у какого-то алкаша, который в любой момент мог прийти с бутылкой для душевного разговора». 

Конечно, успех этой песни в первую очередь определило ее содержание. На эстраде, сплошь загаженной примитивом и пошлостью, вдруг появилась песня с таким гуманитарным смыслом – песня о любви к родителям. Конечно, вместе с проникновенными словами Симона Осиашвили стоит отметить и эмоциональную, надрывную мелодию, сочиненную Игорем Сарухановым. Неудивительно, что эта песня пришлась по душе всем поколениям: и молодому, и старшему, напрочь не признававшем творчество эстрадных звезд. А ведь не было в ней никаких новшеств – ни мелодических, ни гармонических, это просто лирическая песня, наследница городского романса.

К сожалению, родителей Игоря Саруханова рано не стало: мама не выдержала смерти отца и быстро «угасла». Для Игоря этот период был одним из самых сложных в жизни. И вот ведь как получилось, говорит он: в том же году, незадолго до смерти мамы, 6 октября, погиб мой близкий друг Игорь Тальков, которого мои родители очень любили. В день его трагической гибели я был в Сыктывкаре. Прихожу после концерта в гостиничный номер, включаю программу «Время» и… Шок. Ужас от дикости ситуации. И постепенное осознание главного: моего друга не стало…

А за несколько месяцев до этого кошмара Тальков посвятил Саруханову стихи на музыку «Дорогие мои старики»:

«Я когда-то ходил за тобой,
Взять хотя бы автограф, мечтая.
Для меня ты был просто звездой,
Что на поп-небосводе сияет.
Пролетели, как птицы, года,
Нас судьба привязала друг к другу.
Пусть же наша с тобою звезда
Станет нашим спасательным кругом.
Пусть же греет твой бархатный тембр
Души тех, кто тебя обожает,
Не болит голова от проблем
И творить дураки не мешают.
Да храни тебя бог от огня,
От коварства, от злого обмана,
Будь же счастлив и помни меня,
Мой талантливый друг, Саруханов…»

Марина ГАЙКОВИЧ

Поделиться ссылкой:

Роскультура - rus