Раптор супер защита для вашего авто раптор для авто.
Культурная мозаика
фото предоставлено автором публикации

Бульдозерная выставка

19.04.2010 | Выставки | 

В далекие советские годы бытовала такая максима в среде творческой интеллигенции с кисточками, грифелями и резцами. «Раньше художник рисовал то, что видел. Это называлось реализмом. Потом стал рисовать то, что чувствовал. Это называлось абстракционизмом. Теперь рисует то, что слышит. Это называется социалистическим реализмом».

И ведь действительно, некоторых признанных художников отправляли в творческие командировки писать пейзажи, в которых больше всего на свете нуждались советские зрители, – заводские корпуса, трубы доменных цехов и нефтяные вышки. А художники никуда не ездили и писали промышленные пейзажи в своих мастерских по памяти. Соцреалистический дух передавался после прослушивания первомайских призывов партии и правительства. А командировочные деньги успешно «осваивались».

У тех, кто защищал крепость советского строя с той стороны, где нападали вооруженные перьями, кисточками и скрипочками иногда возникали трудноразрешимые проблемы. Писатель может откровенно написать какую-нибудь антисоветскую гадость, может как-нибудь ее завуалировать в мудреные образы. А художник, скажем, выставляет полотно с нарисованной сушеной рыбой. Нет, чтобы запечатлеть рыбаков с богатым уловом. Поди разберись с тем, что рыба, это древний образ Христа и символ жизни вечной. А сухость говорит о об иссушенности советской идеологии. При этом намек на известного сухаря идеолога Суслова. А вяленность – намек на рассказ сатирика Салтыкова-Щедрина «Вяленая вобла»… А художник, посмеиваясь в душе, говорит, что это просто натюрморт.

И все же были в СССР живописцы и графики, которые не хотели изображать цеха и домны, а рисовали своих вобл, абстракции своего воспаленного изображения или вовсе самих себя в образе пионеров с усами, как это делали Комар и Меламид, создатели издевательского соцарта. Художник работает для зрителя, но на официальные выставки таких нонконформистов не пускали. Печальный опыт демонстрации идеологически не выдержанных работ в Манеже, разруганный лично Хрущевым, запомнился надолго. Оставалось подпольное существование, продажа работ за рубеж.

Если для подпольного чтения крамолы хватало кухни, подпольного концерта опального барда или поэта – квартиры, то для художников места все же требовалось побольше. И вот в 1974 году два малоизвестных тогда живописца Оскар Рабин и Александр Глезер решились на неразрешенную выставку там, где разрешения вроде бы и не требовалось, – на природе. К выставке долго готовились – отбирали работы согласившихся, иностранные корреспонденты готовили фотоаппараты и магнитофоны. Участники понимали, что идут на провокацию, что КГБ все известно. Смысл был не столько в том, понравятся ли картины приглашенным зрителям и случайным прохожим, а в том, как именно прореагирует советская власть – умно или глупо. Она прореагировала как обычно…

15 сентября 1974 года в московском районе Беляево был выбран пустырь на пересечении Профсоюзной и улицы Островитянова. Рядом – Битцевский лесопарк. Кроме организаторов Рабина и Глезера свои работы представили Юрий Жарких, Евгений Рухин, Виталий Комар, Александр Меламид, Эдуард Зеленин, Надежда Эльская и другие. Выставка длилась примерно полчаса. Районным властям срочно потребовалось озеленить этот пустырь, появились грузовики с саженцами, самосвалы с землей, бульдозеры, поливальные машины и десятки озеленителей в штатском. Не считая милиции. Картины, укрепленные на хрупких подставках, начали давить гусеницами. Драка, скандал, задержания. Что и требовалось доказать – глупая реакция.

Скандал получился слишком уж беспардонным. После реакции вражеских «голосов» власти пошли на попятную. Через две недели выставку нонконформистов разрешили открыть в Измайловском парке уже на целых 4 часа. Отдушина была сделана. Позже в выставочном зале Союза графиков на Малой Грузинской несоветские вернисажи стали проходить почти регулярно. Но некоторые, в том числе организаторы Оскар Рабин и Александр Глезер предпочли уехать на Запад, завещая оставшимся: «Не спи, не спи, художник, не предавайся сну. А иначе тебе приснится бульдозер».

Павел КУЗЬМЕНКО

Поделиться ссылкой:

Роскультура - rus