Линейные камины royal-flame-elektrokamin.ru.
Мнение
автор фото Петр Бюнау

Рушимая, но не разрушенная!

08.06.2011 | Архитектура | 

Дорогая моя столица, золотая моя Москва… Громкие, но справедливые слова. А как мы, собственно, ощущаем Москву? Что мы знаем об этом старейшем, красивейшем городе, который за свою историю так много пережил? Или все знания о нем складываются из красочных фасадов домов центральных улиц и песен, исполняемых на День города?

Многие ли Москву чувствуют и любят? Думаю, что нет. Скорее прагматично «любят» новые открывающиеся возможности и себя в своих мечтах об успехе.

Это неплохо. Но можно ли жить и работать в том городе, который не любишь, не знаешь, не ценишь и ни капли не уважаешь? Нет!

Но эмоции – эмоциями, а факты – фактами.

Исторические здания рушатся. В гонке к модернизации Москва осовременивается, превращается в единый бизнес-центр, а в итоге, стирается история и память о настоящей Москве.

Но за что этому городу такое испытание? Почему уничтожают его лицо, стирают остатки прошлого, несущего информацию об истинном, красивом, старомосковском? Зачем вытряхивать душу из переулков и улочек? К чему реализовывать этот преступный замысел по уничтожению нашего исторического городского наследия?

Вопросов много, только объяснение одно.

Мерзкая психология тотального потребления! Эта зараза пронзила наше общество. Вошла в плоть, кровь и сознание детей! Дай! Хочу! Мне! Вот основные принципы и мотивы для совершения поступков.

Дельцы куют денежные знаки в большом офисе под названием МОСКВА! Нравится – ради Бога! Работайте, развивайте город, давайте людям рабочие места, но берегите это сокровище!

Так исторически сложилось, что Москва всегда была центром деловой активности. Здесь жили такие известные купцы, как Морозовы, Кокоревы, Прохоровы, Третьяковы и другие, чьи имена по праву вписаны в историю нашего города. Они были богатейшими людьми своего времени и очень многое сделали, развивая Москву, – строили храмы, создавали приюты, занимались благотворительностью, оказывали большую финансовую поддержку общественной и культурной жизни.Так происходило потому, что у именитого купечества было особое отношение к деньгам, иное целеполагание. Многие представители элиты торгово-промышленного мира были старообрядцами. Историк Ключевский писал, что «благотворительность была … необходимым условием личного нравственного здоровья». В основе деловой культуры лежало не потребительство, как сейчас, а иные ценности. Москва не была столицей, но являлась сосредоточением нравственности и русскости.

Сегодня Москва – мегаполис. По результатам переписи населения 2011 года здесь проживает почти 11 миллионов жителей, сюда же входят многочисленные представители различных этнических диаспор и групп. Официальная статистика не показывает количества мигрантов, живущих в Москве без регистрации. Коренных москвичей подсчитать оказалось также непросто, поскольку официального статуса «коренной» просто не существует. Профессор МГУ Владимир Иванович Моряков поясняет: «Коренным жителем города всегда считали человека, чьи родители, дедушки и бабушки, а также, конечно, он сам в этом городе родились». Но таковых с трудом наберется 200 тысяч человек! Если же в расчет брать и тех, кто просто родился в столице, то цифра будет выше – от 30 до 40 % проживающих.

Москва толерантна, терпелива и рада тем гостям, которые ценят и уважают ее. Вот только далеко не все, вполне комфортно проживающие в столице, это уважение выказывают.

Кому осталось любить и защищать город, память, его живую душу?

Перепись населения 1867 года показала, что гостей столицы в Москве было ¾. Таким образом, численный перевес в сторону приезжих был и раньше.

Гостеприимная Москва открывает двери всем. Но зачем же лезть «в чужой монастырь со своим уставом»?

Те, кто разрушает историческую Москву, – коренные ли они москвичи? Вряд ли. Зачем плевать в душу столице? Зачем лишать ее истинного облика? Почему нужно рушить исторические здания? Ведь нет ни одной адекватной цели, оправдывающей такие поступки.

Можно пробовать списать такое преступное отношение к городу, как разрушение живой истории – старинных зданий и комплексов, – на отсутствие активной позиции у москвичей. Во всяком случае, такие мнения неоднократно высказывались и продолжают высказываться. Москвичей обвиняют в пассивности, отсутствии далеко идущих планов, недостаточной целеустремленности. Но давайте задумаемся: в чем проблема? Почему люди не могут жить в своем родном городе в ритме, комфортном лично для них? Почему их заставляют подстраиваться под навязанный темп «города больших возможностей»?

Москва разная. Но у нее есть сердце и дух. И этот дух живет в старых московских постройках, памятниках архитектуры, узких старомосковских улочках, покосившихся крылечках, ветхих зданиях…

Нетрудно догадаться, почему они ветхие и покосившиеся? Об этом хорошо сказала в одном из своих интервью Ирина Ивановна Кузнецова, когда еще находилась в должности заместителя руководителя Департамента градостроительной политики, развития и реконструкции города Москвы: «Сегодняшняя реальность такова, что ни федеральный, ни московский бюджет не в состоянии поддерживать в должном состоянии все памятники истории и архитектуры. Передача некоторых из них в частные руки – единственный способ спасти их от разрушения. Но с этим, на мой взгляд, не нужно торопиться».

Действительно, зачем торопиться… Что может испортить здание сильнее, чем время и люди? Когда оно теряет свой облик и не подлежит восстановлению, его проще разрушить, чем отреставрировать. Год назад в столице была проведена инвентаризация ветхого и аварийного фонда, и оказалось, что только в Центральном административном округе заброшено 191 здание. Далеко не все они являются памятниками архитектуры, поэтому формально могут сноситься, но они создают самобытный и неповторимый облик Москвы.

Уже не один десяток лет доводят до негодного состояния удивительное здание в Печатниковом переулке. Дом №7 был построен в 1896 году бывшим крестьянином, лепщиком Петром Сысоевым. Он превратил фасад дома в витрину располагавшегося во дворе производства. Все, что он мог предложить, он продемонстрировал, разместив на фасаде здания на всеобщее обозрение образцы своих работ. Этот дом – невероятно милый, одновременно нелепый и очаровательный, украшение Москвы. Его снимали в десятках фильмов, в том числе в качестве жилища Эллочки Людоедки в «12 стульях». Сейчас дом никак не используется, ветшает, из него регулярно выгоняют людей без определенного места жительства. Здание десятки лет не ремонтируется и разрушается на глазах.

Немало и других вопиющих фактов, таких, как, например, разорение дома Челнокова в Хохловском переулке. Когда-то этот особняк украшал один из самых эффектных перекрестков Ивановской горки. Здание не разрушили, но его так вандально отреставрировали, что теперь ценности в нем практически нет.

Есть люди неравнодушные к такому положению вещей. Они борются за памятники архитектуры, за сохранение архитектурно-исторической среды, объединившись в общественном движении «Архнадзор». Следуя принципу «счастлив, кто имеет мужество защищать то, что любит», они отстояли не одно здание. И пускай приходится частенько слышать, что «Архнадзор» уделяет нездоровое внимание «сараям и рухляди». Спасибо, что не дают исчезнуть настоящей Москве.

Ровно год назад, а это был конец мая – начало июня 2010 года, на территории, примыкающей к храму Воскресения в Кадашах, застройщик пытался довершить разрушение исторических зданий. Причем это было явным нарушением действующего федерального и городского законодательства и указаний уполномоченных городских органов. На освободившемся месте планировалось строительство элитного жилого комплекса. Несколько дней проходила круглосуточная акция «Архнадзора» по остановке этого вандализма. Одни граждане сменяли других, клерки – домохозяек, кабинетные работники – неравнодушных горожан. В итоге удалось отбить натиск застройщика, а значит теперь эту архитектурно-историческую среду можно восстановить. В те дни москвичи разных возрастов и профессий вне зависимости от политических и религиозных взглядов объединились ради защиты культуры и достоинства нашей прекрасной Москвы.

Но многие старинные дома нам уже никогда не вернуть, в том числе и здание Хлудовской трудовой артели на Кадашевской набережной, и Дом Кольбе на Большой Якиманке, в основе которого был главный дом городской усадьбы первой половины XIX века. Здесь же намечен снос четырехэтажного здания последней трети XIX века.

Ради чего все это делается? Как ответили «Архнадзору»: «Здесь будет новый “комплекс зданий административного назначения” у самой границы объединенной охранной зоны памятников архитектуры».

Застройщик снес фасад и стены вопреки проекту, согласованному с Москомнаследием, и решил оправдаться, сказав, что разрушение фасада – вынужденная мера и забота о пешеходах. Мэр Сергей Собянин обещал наказать чиновников, а вот застройщикам ничего не угрожает, поскольку здание официально не было признано памятником.

Под угрозой физического уничтожения находится всемирно известный архитектурно-парковый ансамбль Архангельское. За последние годы практически вся территория усадьбы и ее охранной зоны были незаконно проданы или сданы в аренду. Под угрозой вырубки и застройки оказался даже усадебный парк XVIII–XIX веков вокруг знаменитого театра Гонзаго. По плану усадьба должна сократиться более чем в десять раз, и это позволит законно застраивать почти всю территорию памятника.

Не слабоваты ли цели, ради которых происходят такие преступления?

Неужто создание нового элитного комплекса или делового центра с подземным паркингом действительно стоит разрушения исторических зданий? Такими темпами скоро в Москве из исторических построек останутся только Кремль, несколько памятников архитектуры и усадьбы, переданные посольствам, плотно окруженные стеклянно-бетонными постройками.

Равнодушие – болезнь нашего общества! Но радует, что есть люди со стойким иммунитетом. Меня поразил поступок протоирея Михаила Ардова и его брата актера Алексея Баталова. Они предложили отдать квартиру своих родителей на Ордынке и сохранившуюся в ней старинную мебель для создания музея Анны Ахматовой. Оказывается, в этой квартире поэтесса жила после войны до самой смерти. Ее гостями были выдающиеся деятели искусства: Бродский, Раневская, Шостакович, Зощенко, Солженицын, Никулин. Мосгордума, как водится, думает, создавать музей Анны Ахматовой или нет… Анекдот в духе рассказов Зощенко.

На самом деле у многих людей сердца болят за город. Горожане адекватно оценивают ситуацию, сожалеют о потерях и ратуют за сохранение облика столицы. Это показал соцопрос, проведенный в октябре 2010 года. Москвичей попросили оценить ситуацию с сохранением исторического облика города. В результате 64% оценили ее как «плохо» или «очень плохо». В целом удовлетворены ситуацией не более 13% (Источник: Superjob).

Наболевшая тема – о введении запрета на строительство в центре Москвы. В апреле 2011 года почти 63% жителей столицы посчитали, что это пойдет только на пользу городу (Источник «Metrinfo», апрель 2011).

Красноречивые цифры сами ведут к вопросу, ответом на который станет трагическое молчание: «Так зачем убивать настоящую Москву»?

Этим вопросом задаются как простые горожане, так и рьяные защитники московской старины. Удивительно, но они были услышаны и, власти Москвы в феврале даже вводили временный мораторий на строительные работы в центре. Может быть, когда-нибудь ситуация и вовсе разрешится: запретят сносить старинные дома в историческом центре, как это принято во многих столицах европейских стран, а некоторым районам начнут присваивать статус «достопримечательных мест»? И это будет уже совершенно другая история?


Ольга МАРКИНА

Поделиться ссылкой:

Роскультура - rus