https://wash-bot.ru кухонная мойка купить.
Мнение
фото предоставлено автором публикации

В стремлении к музам

В нашей суровой реальности не существует ничего однозначного. Поэтому в детские головы вечно вбиваются два противоречивых постулата. Первый: творческой деятельностью могут заниматься только «носители божьей искры». И второй: незачем тратить время на всякую ерунду, нужно как следует учиться, получать профессию и кормить семью. Дети выросли, выучились, получили профессию, создали семьи, трудятся в поте лица ради их прокорма. Но заложенная уже в детстве двойственность восприятия мира никуда не пропала.

Успешный взрослый по прежнему считает, что люди, умеющие рисовать или музицировать, пишущие стихи или читающие их со сцены, – это высшие, избранные создания. И ему часто хочется если и не стать таким же, то хотя бы прикоснуться к этому странному, но несомненно прекрасному миру. И вот на эту-то благодатную почву падают призывы студий, курсов и психологических практик.

Театральные студии для взрослых, частные уроки вокала, игры на гитаре, основ скульптуры и живописи, барабанные школы, курсы дизайна и прочего прикладного рукоделия – список предложений безграничен. Как безграничен и выбор возможностей: научиться чему-нибудь стоящему или просто потешить свое эго. Мы не будем сейчас говорить о преподавателях-халтурщиках, которые разовыми акциями вымогают деньги, не имея ни навыков, ни желания предоставлять людям полезную информацию. Интереснее другое.

Обучение ребенка любым творческим явлениям всегда нацелено на перспективу. Вполне вероятно, что рисование или танцы станут его будущей профессией или просто будут конкурентным преимуществом в смежных областях. Другое дело, когда развивать свои творческие задатки рвется взрослый. Большинство взрослых воспринимают это как увлечение – возвышающее, но все-таки не главное дело. Только единицы вдруг, начав заниматься, положим, живописью, бросают прежний жизненный уклад и ударяются в художественные буйства с упорством одержимых.

Для основного потока взрослых подобное обучение – скорее, попытка воплощения детской мечты, нежели намерение менять профессиональную деятельность. Желание взрослого человека обучаться искусству – это, в первую очередь, хобби. И помнить об этом важно и тем, кто собирается этих людей учить, и тем, кто, собственно, собирается учиться. Дилетанту можно встать на уровень профессионала, «тому в истории мы тьму примеров слышим». Но для этого он должен захотеть стать профессионалом, то есть отдавать определенному занятию как минимум такое же количество времени, которое на него затрачивает вышеупомянутый профессионал. А занимаясь чем-либо в свободное время, по меньшей мере странно ожидать немедленных и сногсшибательных результатов.

Многие взрослые люди, желающие погрузиться в пучину личного творчества, зачастую состоялись профессионально или, по меньшей мере, добились определенных результатов в своей отрасли. Приступая к чему-то новому, они почему-то ждут немедленных результатов. Причем результатов не меньших, нежели у их преподавателей, людей, занимающихся искусством профессионально на протяжении довольно долгого времени. Поэтому и учить их нужно нежно, стараясь строить систему обучения так, чтобы сразу появился хоть какой-то видимый результат. Пусть мнимый, но видимый.

А многие преподаватели, обучающие энтузиаста, пытаются учить его как будущего профессионала, подходя к нему с тему же требованиями и по тем же принципам, с которыми они, преподаватели, сталкивались в студенчестве. Но этот подход не несет в себе ничего хорошего. Результатом в большинстве случаев становится непонимание между учителем и учеником.

Есть, конечно, и другая крайность. Когда, например, танцевальные школы устраивают показы с горделивым названием «Отчетный концерт выпускников годичного курса» с колченогими выпускницами, тщетно прячущимися за спиной грациозной преподавательницы. Или же выставка картин художника-наставника и его вдохновенных учеников, где за километр видно, что именно и как на этих работах своим последователям дорисовывал и поправлял не дрогнувшей профессиональной рукой сам мастер. И в том, и в другом случае налицо непонимание сторон, зачем они пришли учиться и кого они начали учить. И все такие занятия в итоге не являются ничем иным, как мелочным удовлетворением самолюбия, что вряд ли поспособствует развитию творческого начала.

Глупо было бы подходить к творениям дилетанта с точки зрения профессионала. Но все-таки честное стремление лучше умышленной халтуры. Если человек хочет научиться – его стоит научить. Просто, обучая, следует учитывать стремления ученика. Давать ему то, чему он хочет научиться, а не то, чему его хочется научить. Не всех в детстве отдали в музыкальную школу или «на балет». Но вряд ли в мире существует хоть один человек со сложной внутренней организацией, которому бы не хотелось взять, и придумать, допустим, «Аиду» или станцевать, как Барышников, или спеть, как Карузо. Пусть они этому не научатся. Пусть для профессионалов эти попытки выглядят забавно и неловко. Но само стремление развиваться требует хотя бы уважения. И если уж жители Олимпа профессиональной культуры спустились оттуда, чтобы обучить презренного плебея, хорошо было бы им делать это с удовольствием и к общему удовлетворению.

Дарья БУБНИЕВСКАЯ

Поделиться ссылкой:

Роскультура - rus