Самая актуальная информация торты на заказ спб у нас.
Мнение
Автор фото Татьяна Гришина

Экономить на искусстве?

14.12.2010 | Театр | 

Быть или не быть – какова перспектива? Наступающий год может обернуться для деятелей культуры новыми правилами жизни, которые уже окрестили просто выживанием. Однако договориться с властями пока не получается. Парламентские слушания, состоявшиеся в октябре в Государственной Думе, вызвали огромный резонанс в обществе. Депутаты и люди искусства обсуждали новый закон, который предлагает театрам зарабатывать самим, без существенной поддержки государства. Провинциальные театры в один голос говорят: это утопия. 

Развитие театральной системы России – вопрос, который уже давно обсуждается. На одной чаше весов – коммерция, на другой – господдержка. Каково должно быть соотношение и какие перспективы готовит тот или другой вариант? Все чаще можно услышать то, что сегодня положение творческих работников явно недооценивается, что привело к ситуации, которая не обеспечивает достаточных условий для сохранения и развития российского театрального искусства. В то же самое время власти говорят, что все в руках самого театра. И с этим хотя бы отчасти тоже нельзя не согласиться.

И те, и другие заявляют: нужно что-то менять. Вот только сойтись во мнении, что именно и в каком направлении, пока не могут. Так, после парламентских слушаний деятели искусства вновь подняли волну протеста. Направлена она на новые положения закона, суть которых – большинство бюджетных организаций лишаются господдержки и вынуждены зарабатывать сами. Театральные деятели говорят, что и без того ежегодно сокращаются бюджетные ассигнования. В то же самое время власти требуют от театров ежегодного увеличения числа зрителей. Называют это показателем эффективности учреждения. Но что делать, если просто не на что удивлять? 

По словам художественного руководителя Тверского театра кукол Сергея Белкина, количество выделяемых постановочных средств ежегодно сокращается: «Если раньше это было, предположим, 10 рублей, то сегодня нам говорят, что 5 нам достаточно. Но театр живет премьерами! Зарабатывайте сами, говорят они нам, а вы в ответ говорим: разве можно на детских билетах заработать?»

Простой пример – себестоимость билета в Тверской театр кукол равна 3 тысячи рублей. А цена билета – 100 рублей. Понятно, что даже половину себестоимости далеко не все заплатят за билет. В среднем стоимость билета в провинциальных театрах составляет 250–300 рублей. Больше, учитывая уровень благосостояния граждан, зритель не заплатит. Директор Тверского театра юного зрителя, на спектаклях которого редко бывают свободные места в зале, Александр Бахарев говорит, что даже при такой ситуации окупиться невозможно. Итак при постановке стараются экономить на всем, заменяют дорогой бархат более дешевыми вариантами, полагаясь на искусство костюмера: «Театр как искусство элитарное всегда будет опираться на финансирование государства, либо, как в других государствах, на финансирование тех или иных фондов. Самоокупаемость театра – это в принципе утопия».

Второй больной вопрос – бумажная волокита. Чтобы подготовить документы на один спектакль, говорит художественный руководитель Тверского театра кукол Сергей Белкин, уходит полгода, не меньше. Та же бумажная эпопея начинается и при объявлении конкурсов. Все, что дороже 100 тысяч рублей, театр не может заказать конкретному изготовителю. Он проводит торги. Выигрывает предложивший наиболее дешевый вариант, подчас абсурдный. В такой ситуации в прошлом году оказался театр кукол. Он объявил конкурс на изготовление кресел в зрительный зал. Но до сих пор дети сидят на пластиковых стульях. А все потому, что конкурс выиграл мошенник, предложивший минимальную цену. Но и качество тоже оказалось минимальным – стулья разваливались буквально на глазах. В итоге пришлось подавать в суд, а затем снова объявлять конкурс через систему госзаказа. Но все это опять потребовало немало времени: «Конкурс состоялся в конце сентября этого года. С марта длится канитель бумажная. Хотя мы были готовы по всей документации. Вот так «быстро» у нас проходят документы. Конкурсная система, которая сегодня у нас есть, – она вообще не учитывает качество продукта. Парадокс!»

Выходит, что в конкурсе действительно главное – цена. На втором месте – качество. При просчете сметы на выполнение задания бухгалтера высчитывают одну оптимальную стоимость выполнения работ, уже рассчитанную на эконом-вариант, а в итоге кто-то предлагает вариант в 2 раза дешевле. Однако по бумагам выигрывает. Ведь в документах, все в порядке, и отказать ему нет законной возможности. 

Благо, говорят театральные деятели, были отменены конкурсы, связанные с творческими вопросами. А то бы и спектакли ставил не Табаков, а некто Иванов. Потому что дешевле. Правда, столичные театры, не имеющие своих швейных мастерских, по словам председателя Союза театральных деятелей России Александра Калягина, до сих пор страдают от необходимости выставления на конкурс изготовления костюмов для спектакля. В то время как логично, что костюмы, как и декорации, и свет, – не менее важная составляющая действия, происходящего на сцене, и они должны соответствовать в первую очередь эстетике постановки. А это возможно осуществить только в одном случае – заказать изготовление конкретному дизайнеру или компании.

Так остро ощущается необходимость перемен в театральной среде еще и потому, что сегодня в зал приходит совсем другой зритель. Конечно, ему также не чужды вопросы добра и зла, любви и ненависти, богатства и милосердия… Но воспитан он в другом ритме, и окружают его новые реальности. Одни системы коммуникации сегодня чего стоят! Если раньше в детские театры с охотой и интересом приходили семиклассники, то сегодня уже в четвертом классе ребенок заявляет: «Не пойду, это для детей». И такая ситуация тоже вносит свои коррективы в поведения театров. 

В то же самое время не до конца понятна ситуация с посещаемостью учреждений культуры. Одни говорят, что театров в России переизбыток, другие, напротив, уверены, что необходимо открывать новые площадки. 

Стоит сказать, что сегодня очевидна и необходимость настоящего «закона о театре». Прошлые редакции, по словам Александра Бахарева, директора Тверского театра юного зрителя, устарели: «Нам не на что опереться не то что в своих действиях, а даже в своих взглядах на будущее. Мы опираемся на законодательство, которое не всегда напрямую соответствует театральному искусству. Поэтому появление полноценного закона о театрах – это было бы для нас не панацеей, но, по крайней мере, это было бы направлением в работе».

В целом же пока кардинальных перемен в положении театров в России в ближайшее время не предвидится, говорят скептики. Во-первых, несмотря на активность ряда театральных деятелей, руководители большинства провинциальных театров, принадлежащие в большинстве своем к старшему поколению, выступают за сохранение традиций и не готовы к «подстройке» под какую-либо новую систему. Во-вторых, государству, занятому прежде всего политикой и экономикой, пока не до культуры. По крайней мере складывается впечатление, что серьезно заниматься этими вопросами пока «наверху» некогда. А ведь культура в целом, по мнению театралов, — это именно то, что может дать развитие стране не меньше, чем любая «модернизация», если дать ей возможность нормально развиваться: «Очень многие деятели, умные, культурные, – произносит в заключение нашей беседы директор Тверского театра кукол Сергей Белкин, – говорят, что в первую очередь надо о душе задуматься. И благодаря этому вырастит богатство страны». 

Юлия БЫКОВА


Поделиться ссылкой:

Роскультура - rus